Вы здесь

Раздел «ФЛОТОВОДЦЫ ДИНАСТИИ МИН» (страница 1)

Удивительная история освоения Земли.

В 1211 году монгольские орды, ведомые непобедимым Чингисханом, вторглись на территорию Северного Китая, которым тогда владели племена чжурчженей (династия Цзинь). К 1215 году, после четырех лет упорных боев, в руки монголов перешла значительная часть Цзиньского государства, а его столица – город Яньцзин (современный Пекин) была сожжена и разграблена. Военные действия в Северном Китае возобновились через 15 лет, уже после смерти Чингисхана. В 1234 году династия Цзинь пала, император покончил с собой. Монголы сделались полновластными хозяевами огромной страны.

Во второй половине XIII века Хубилай, внук Чингиса (провозглашен в 1260 году великим каганом), форсировал Янцзы и обрушился на Южный Китай и Тибет. Монгольские войска огнем и мечом прокатились по стране, сея разрушения и смерть; к 1276 году южнокитайская династия Сун прекратила свое существование. Хубилай перенес столицу государства из монгольского Каракорума в китайский Яньцзин (Ханбалык на языке завоевателей) и нарек объединенные земли Монголии, Маньчжурии и Китая империей Юань.

Монголы владели Китаем почти 100 лет – до 1368 года, когда один из вождей освободительного движения, Чжу Юань-чжан, захватил город Цзиньлин (сегодня Нанкин), важный стратегический пункт в центральном Китае, и объявил себя императором, положив начало новой династии – Мин. Столицей возрожденной империи стал Нанкин. Впрочем, борьба с иноземной Юань растянулась почти на полтора десятилетия, и даже после взятия Яньцзина, который новый император переименовал в Бэйпин и сделал северной столицей государства, Китай все еще был похож на лоскутное одеяло. Когда в 1371 году будущий великий флотоводец Чжэн Хэ появился на свет, до полного объединения Срединной империи было еще далеко.

Этот человек родился в городе Куньян (ныне Цзиньин), который расположен в центре юго-западной китайской провинции Юньнань. Имя Чжэн Хэ он получил много позже, а с рождения его звали иначе – Ма Хэ. Динара Дубровская, автор статьи о прославленном адмирале, пишет:

Фамилия Ма – транскрипция имени Мухаммед – и поныне часто встречается в китайской мусульманской общине, а наш герой вел происхождение от известного Саида Аджаллы Шамсы аль-Дина (1211–1279), прозывавшегося также Умаром, – уроженца Бухары, выдвинувшегося во времена монгольских великих ханов Мункэ (внука Чингисхана) и Хубилая. Именно завоеватель Китая Хубилай в 1274 году назначил этого Умара губернатором Юньнани. Известно, что отец и дед будущего адмирала строго придерживались уложений ислама и совершали хадж в Мекку. Более того, в мусульманском мире бытует мнение, что и сам будущий адмирал побывал в священном городе, правда, с неформальным паломничеством.

Судьба мальчика сложилась весьма драматически. Когда имперские войска, добивавшие осколки монгольских владений в Китае, в 1381 году ворвались в Юньнань, отец будущего адмирала погиб, а десятилетнего Ма Хэ взяли в плен, оскопили и передали в услужение сыну императора – Чжу Ди, который вскоре будет назначен наместником в Бэйпин (Пекин), а через 20 лет узурпирует китайский престол. Надо сказать, что институт евнухов в Китае спокон веку был очень влиятельной политической силой, и потому многие честолюбивые юноши, не желавшие сеять постылый рис, шли на калечащую операцию добровольно, чтобы оказаться при дворе какого-нибудь важного принца или князя, а если повезет, то и самого императора. Впрочем, Китай в этом смысле отнюдь не исключение: точно такие же порядки долгое время сохранялись, например, в Османской империи. Так что юному Ма Хэ крупно пофартило, ибо для иноверца и представителя некоренной народности (в Китае выходцев из других стран называли цветноглазыми) не было лучшего пути сделать карьеру при дворе.

Изображение из книги Удивительная история освоения Земли.

Государства на юге и востоке Азии

А затем события понеслись вскачь. После смерти императора Чжу Юань-чжана в 1398 году придворное окружение возвело на престол его внука Цзяньвэня в обход единокровных сыновей. Четвертый отпрыск покойного государя, уже известный нам Чжу Ди, наместник Бэйпина, северной столицы империи, уязвленный такой несправедливостью, поднял восстание и начал борьбу за власть. Когда в 1399 году имперские войска осадили Пекин и судьба мятежного Чжу Ди висела буквально на волоске, юному сановнику Ма Хэ довелось оказать своему повелителю неоценимую услугу. Будущий флотоводец возглавил защиту городских водохранилищ (не тогда ли пробудился у него интерес к морским делам?), и благодаря его умелым действиям принцу удалось выстоять и переломить ситуацию. В 1403 году Чжу Ди со своими людьми взял штурмом южную столицу империи – Нанкин, оплот сторонников Цзиньвэня, и провозгласил себя императором. Девизом нового правления, растянувшегося на 21 год (1403–1424 годы), он объявил «Вечную радость» – Юнлэ по-китайски, и этот звонкий слоган стал не только тронным именем молодого императора, но намертво прирос к целому ряду культурных свершений Минской эпохи (фарфор Юнлэ, монеты Юнлэ, Большая энциклопедия Юнлэ и т. д.). Верные сподвижники тоже не остались без внимания: в 1404 году Ма Хэ за стойкость и подвиги торжественно переименовали в Чжэн Хэ в честь одного из древних царств, существовавших на территории Китая в V–III веках до н. э. (так называемый период Воюющих царств). Впрочем, этимология китайских имен – штука хитрая. В то же время в Китае был построен грандиозный канал длиной 300 ли (около 120 километров), получивший название «Чжэн Го» (так звали мастера, который в начале III века до н. э. руководил земляными работами по возведению канала).

При новом императоре возрожденный Китай уверенно поднялся с колен и быстро сделался абсолютным гегемоном в Дальневосточном регионе. Возобновилась борьба с монголами, но теперь уже на территории неприятеля. Китайская армия сокрушила монгольские войска на реке Онон и отбросила их далеко на север. Под власть Китая отошла вся Маньчжурия и район нижнего течения Амура. Вассалом минских императоров стала Бирма, а в 1407 году был подчинен Вьетнам. Но экспансия Поднебесной не ограничилась Индокитаем и северными рубежами страны. Император Юнлэ вдруг принял решение о создании мощного флота – вещь небывалая в истории Китая.

Дело в том, что Китай никогда не был великой морской державой, хотя дальние плавания в Индийском океане и Южных морях совершались издавна – еще в III веке до н. э. Во всяком случае, именно к этому времени относится начало китайского судостроения. Сыны Поднебесной изобрели джонку – плоскодонное судно оригинальной конструкции с бамбуковыми парусами, раскрывающимися наподобие веера. Специалисты единодушно говорят об отменных мореходных качествах этих кораблей, хотя плоское днище, лишенное киля, всегда является серьезным минусом при плаваниях в открытом море. Недаром все морские народы – норманны, финикияне, полинезийцы – строили только килевые суда.

Изображение из книги Удивительная история освоения Земли.

Двухмачтовая китайская джонка

Тем не менее уже в начале нашей эры китайцы предпринимают первые торговые плавания в Индийском океане, а в VIII–IX веках начинают пользоваться компасом. По некоторым данным, его изобрели еще раньше – в эпоху Воюющих царств, но первое упоминание о морском компасе относится к 1090 году. Картографы Поднебесной тоже были не лыком шиты: в распоряжении ученых имеется китайская лоция XV века с точным и подробным указанием метеорологических условий, очертаний побережий, морских глубин, приливов и отливов, способов ориентирования по созвез диям и т. д. Эта лоция предназначалась для капитанов китайских парусников и описывала наиболее удобные пути в Индокитай, к Малайскому архипелагу, на Филиппинские и Молуккские острова, в Японию, Индию, Ормуз и Аден.

Вполне вероятно, что китайцы имели даже некоторое представление об архипелагах Океании, хотя южная часть Тихого океана не слишком привлекала купцов Срединной империи. Когда Марко Поло остановился на Суматре, сопровождая ханских невест на пути из Китая в Тебриз, ему поведали об архипелаге Южного моря, состоящем из 7448 островов. Правда, о китайских плаваниях в Тихом океане нам ничего неизвестно, но исключить такую возможность на 100 процентов нельзя, особенно если учесть уровень навигационных знаний и судостроения в Поднебесной. Ибн Баттута, знаменитый арабский путешественник XIV века, был однажды пассажиром китайского корабля, экипаж которого состоял из 600 человек. Кроме того, на борту находилось не менее 400 солдат. Громадная палуба, украшенная искусственными садами, произвела такое впечатление на путешественника, что он сравнил корабль с плавучим городом. И если джонки великого кагана Хубилая плавали до Занзибара, как утверждает тот же Марко Поло, то они вполне могли добраться и до тихоокеанских островов.

Изображение из книги Удивительная история освоения Земли.

Марко Поло

Между прочим, в конце XIII века Хубилай организовал морскую экспедицию и захватил остров Ява, а в 1281 году направил к берегам Японии флотилию из нескольких тысяч (!) кораблей. Самураям повезло куда больше, чем малайцам, ибо на китайско-монгольскую армаду неожиданно обрушился сокрушительный тайфун, утопивший матросов и солдат в Японском море. С тех пор этот неистовый ветер, уберегший Страну восходящего солнца от неминуемого порабощения, называется божественным («камикадзе» по-японски).